• Главная
  • Новости ↓
  • Аналитика
  • Интервью
  • Фото ↓
  • Видео ↓
  • Блоги
  • Блог » Библиотека ислама: Хаджияв Якубов (Якъубил Хlажияв)
    Библиотека ислама: Хаджияв Якубов (Якъубил Хlажияв)
    «Авторы дословного перевода с ажамных источников сохранили стилистику правописания, дабы не исказить смысл многих изречений и мыслей, сохранить их первозданность и речевое многообразие слов». (Дагестан 2014 г.)

    Известный в Дагестане и за его пределами ученый богослов и религиозный деятель Якубов Хаджияв Якубович (Якъубил Хаджияв) родился в селе Чиркей Буйнакского района в 1890 году в семье купца. С раннего детства учился в чиркейском медресе Тагирхаджиява Дациевича, в котором преподавал учёный Хайбула Буртунайский. В это время, в Чиркейском медресе учился Абдула из Кази-Кумуха, один из близких молодых мюридов шейха Хаджи Мусахаджи Кукни, достигших высоких макамов в тарикате, и он попросил Хаджиява пойти с ним в поисках знаний. Пока Абдула был жив, он с ним не расстался. В 1905 году поступил в медресе шейха Хаджи-Мусахаджи в селе Кукни.

    Однажды, весной когда учился Хаджияв у Абдулы с. Кукни, Абдула попросил Хаджиява пойти с ним на базар в Кази-Кумухе т.к. он хотел купить две коровы с телятами. Когда они обратно, Абдула шел впереди потягивая за собой мул и выполняя свой вирд. Голодные коровы умчали молодого Хаджиява разбегаясь разные стороны за весенней зелёной травой. В сердце Хаджиява появилась мысль, чтобы остановиться, передохнуть, и коровы поели бы. Когда об этом рассказывал Хаджияв (всегда клялся Священным Кораном), что он рот не открывал, только мысли в сердце появились, ну сказать не сумел, и именно так было.

    Абдула, после того как эти мысли появились, буквально через четверть часа попросил Хаджиява, чтоб коровам дали поститься, а сам сделал чай и хинкал из грушевой муки, и дал его Хаджияву. Когда поел и чай выпил, Абдула говорил ему, два дня сделанное богоугодное деяние за какие-то полчаса трудностей нельзя огнём сжигать. Хаджияв всегда говорил, что и сегодня спустя десятки лет не забываю свою ошибку.

    Как Хаджияв рассказывал, будучи с ним пять лет, он много такого чудотворство его видел. У Абдулы учился около 5-ти лет, вместе сыновьями Сайфула Кади, где читал следующие книги: Маъан, Ушмуни, со всеми имевшими к нему шарами (комментариями), Шархулибну Укъайл с Саббанами 4-тома, Натаиж-шарху Изгьар и другие книги балагъата.

    Далее продолжил учебу в Нижнем Казанище и Согратле, после чего более 1,5 лет был в селе Хубар Казбековского района у Тагирхаджиява Дациевича, который работал там имамом, а также свыше 3-х лет у известного учёного того времени Баймирзы Хубарского.

    За этот период времени Якъубил Хаджияв в совершенстве овладел науками: тафсира (комментарии Священного Корана), хадиса, фикхи (исламская юриспруденция, маг1ан (риторика), мантикъ (логика), астраномия, тассавуф, нахви (морфология), сарф (синтаксис) и другие и большим знатоком фараиза (наука разделения имущества по законам шариата и его считает половиной исламской науки, одно из самих трудных наук в исламе) в Дагестане.

    Религиозный деятель, ученый богослов Якъубил Хаджияв в совершенстве знал аварский, арабский, турецкий, лакский, кумыкский языки, а также хорошо знал персидский и русский. После учёбы работал по просьбе учёного алима Ибрагимхаджи Кази Кумухского в его медресе 1,5 года в селе Мусахаджиаввал, Ставропольском крае.

    После возвращения в с. Чиркей 1925-1926 году известный алом Якъубил Хаджияв открыл медресе, где учились 45 человек, и работал имамом. В 30-х годах прошлого столетия, когда начались репрессии и гонения в стране, по просьбе джамаата ушёл с должности имама. Джамаат уговорили его, мотивировав это тем, что в любой день могут прийти чекисты арестовать: «Вы нам очень дороги и мы хотим, что вы остались живым и невредим как наш духовный лидер и наставник, так как в селе на тот момент почти не осталось грамотных алимов и потеря Вас это большое горе для нас и нашему будущему поколению», - отмечалось в обращении джамаата.

    Во время репрессии неоднократно был подвергнут к допросам, и практически уже был на волосок от приговора, однако Всевышний спас религиозного деятеля от несправедливого наказания. Но разные издевательские поручения в отношении богослова все же имели место быть, например: алима и других заставляли в течение суток, в непогоду. Когда снег зимой снег по колени, приготовить строения для кузни с деревянным углем и т.п.

    Якъубил Хаджияв был на фронте в трудовой армии, где с другими в холоде и голоде под бомбежками копал окопы и обеспечивал армию необходимыми ресурсами.

    После возвращения из фронта началась трудовая деятельность в сельском хозяйстве, и параллельно занимался шитьём шапок, чтобы прокормить семью и заодно не терять ремесло. В своей жизни алим видел очень много трудностей.

    В годы репрессий, сельчане, боясь репрессивных последствий и наказания от наступившего атеизма, все арабские книги, Кораны, рукописи принесли к нему, а он в сарае сделал дополнительную стену и между ними спрятал все эти ценные наследия, а уже в 60-тые годы, когда стихли политические процессы Якъубил Хаджияв открыл эту стену, вытащил книги и были книги испорченные мышами и т.д., и сам их реставрировал.

    Из воспоминаний сын богослова Якъубил Хаджияв, Муртазали-хаджи Якубов, - «Еще в детстве я помню несколько человек, которые тогда дали Кораны, а пришли спустя 30 лет за ними, и отец им их возвращал. Кому был нужен Коран или другая исламская книга не отказывал, порой даже свои отдавал безвозмездно, ведь это было время, когда в селе и его за переделы, когда Кораны были в большом дефиците».

    В 60 годах у него учились Таймасханов Абдурахман, Нухов Магомед, Дарбишев Абав, Дарбишев Дарбиш, Исмаил, Мусаев Абулхасан и Тайфур, в 70-х годах Ацаев Саид-афанди, Сидиков Али, Муса Дилимский и многие другие.

    «Когда у стаза Саида-афанди отец умер, и он остался с братом и сестрой сиротами, отец пошёл к их матери Айшат, и сказал, что детей надо обеспечить, и я поддержу. Отец тогда руководил раздачей заката и другими социальными вопросами в сельском джамаате, пока они не выросли отец всеми возможностями, как мог помогал, материально поддерживал их до зрелого возраста, пока они не выросли и не стали сами зарабатывать», - вспоминает Муртазаали-хаджи Якубов.

    Устаз Саид-афанди (к.с.) в 1971 году, когда работал ОППО Чиркейгэсстрое Мутасара и Тасриф читал у меня, когда это стало известно местному начальнику КГБ Баттаю, то пришли с Кизилюртовского районного отдела КГБ и предупредили. На тот момент, у начальника Баттая было два выхода: либо нас уволить, либо разъединить не оставив возможности изучать ислам. Он был хорошим человеком, нас не уволил, а меня отправил поселок Дубки начальником караула на повышение, а его оставили командиром отделения в поселке Дружба.

    В августе 1971 года я уехал по направлению в ДУМСК на учёбу в г. Бухара медресе «Мир Араб» Узбекистане. После этого он пришел к моему отцу и дальше продолжал учебу. Учил следующие книги: Миъату Г1амил, Ужрумия, Уну Музаж, Кафия, Дурусу Нах1ви три джуза, Джалалайн, Фатх1ул муг1ин у отца и Пат1ал Х1ажиява. И 1979 году завершил Их1ъяу г1улуму-ддин.

    Отец мой всегда скрывал, то, что делает г1ибадат и к какому тарикату относится. Его режим был такой: очень рано вставал и делал Тагьаджуди, затем всех остальных поднимал на утренний намаз. Читали всем джамаатом, один джуз Корана, Ясин, Х1избу Навови - Далаилулхайрат-хизбо предназначенный на каждый день, после восхода Солнца Ишаракъ, потом Зух1а, после обеда Амма, перед и после Магъриба два ракаата суннат, Аввабины, перед и после Г1ишаъа два ракаата суннат, далее от трех до 11 ракаата витр и читал Табарака. Это не считая ратибат и обязательных намазов. Каждую пятницу сура Кагьф. За 20-25 минут спокойно читал целый джуз Корана.

    В Рамазан месяц всегда джаматом читали, таравих всегда собирали около 20 человек. Джаматом делали 11 ракаатов, а сам Якъубил Хаджияв всегда делал 23 ракаата.

    Неоднократно муфтий ДУМСК М.Курбанов пытался привлечь к работе ДУМСК, а также, чтобы был имамом г. Буйнакска, но Якъубил Хаджияв всегда отказался, найдя разные причины. Было много предложений к нему от разных состоятельных людей, чтобы он переехал в Хасавюрт или Махачкалу, обещали дом и все условия, чтобы там он учил их детей. Отец не оставил сельский джамаат, которому он являлся фактически духовным лидером с 1927 по 1990 гг., то есть до самой смерти. Частыми гостями у него были много алимов из разных народов, лакцы алимы: Куттиев Магомед, Кашкаев Магомед, Сиражудин из Ташкента и другие, а также алимы аварцы Султанмухаммад, Х1аджил Мух1аммад и многие другие, всех не перечислить.

    Бывало, что его часто приглашали для обсуждения разных вопросов ДУМСК или отправляли людей к нему в Чиркей. Очень много горячих дискуссий проходило с ваххабитскими учеными как Пахрудин (Буйнакск) и Магомедсаид Араканинский (Махачкала) доказывая им, что они сильно заблуждаются и другими карамахинцами на предмет следования за теми или иными теологическими взглядами их заблуждения.

    Источник: darulislam.ru


    03.11.2014
    14:28
    0
    3899
    beatlebumblebee
    Комментарии (0)
    avatar
    Регистрация | Вход


  •    +7 (929) 877-70-28
  •    realdagestan@mail.ru
  •    г. Махачкала, ул. Кирова, 18 Ж
  • Реальный Дагестан © 2018 Хостинг от uCoz
    Наверх